[an error occurred while processing this directive]
Обзор "Рынок серверных технологий 2007" подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Олег Изумрудов: Возможности оборудования опережают потребности программного обеспечения

Олег ИзумрудовОб инновациях в серверном сегменте, о ситуации, сложившейся на российском серверном рынке, и о способах, помогающих добиться успеха в условиях жесткой конкуренции, в интервью CNews рассказал Олег Изумрудов, генеральный директор компании ETegro.

CNews: Какие инновации в серверных технологиях за последний год вы назвали бы наиболее значимыми?

Олег Изумрудов: Хотелось бы отметить сразу несколько технологий, которые, по моему убеждению, оказали значительное влияние на серверный рынок в прошедшем году. Нельзя обойти вниманием увеличение доли четырехъядерных процессоров в общей массе предложения производителей серверов. С учетом готовящегося в ближайшем будущем выпуска четырехъядерных процессоров AMD Opteron борьба двух процессорных гигантов вспыхнет с новой силой — к вящей радости потребителей. Приходится в очередной раз констатировать, что возможности оборудования опережают потребности программного обеспечения.

В 2007 году мы стали свидетелями победной поступи технологии SAS (Serial Attached SCSI) для жестких дисков, которая по праву заняла значительную долю рынка. Что закономерно, поскольку именно эта технология позволяет достичь унификации дисковой инфраструктуры в серверных платформах, и в конечном итоге уменьшить совокупную стоимость владения для потребителей. В настоящее время мы наблюдаем массовый переход на SAS-диски, в том числе и на диски малого форм-фактора 2.5 дюйма.

Виртуализация — еще одна технология, заслуживающая упоминания. Возможности виртуализации операционных систем и прикладных приложений, консолидация серверов и разделение ресурсов — все это создает дополнительные удобства для управления сложной ИТ-инфраструктурой, что сегодня не редкость. Что касается нас, то мы не отстаем от прогресса и предлагаем  клиентам самые современные с точки зрения технологии решения.

CNews: Какие изменения, по-вашему, претерпевает рынок в контексте пертурбаций, вызываемых противостоянием компаний Intel и AMD?

Видеоролик 1 Олег Изумрудов: В связи с обострившейся в последнее время конкуренцией между Intel и AMD скорость внедрения инновационных технологий резко увеличилась. В результате то одна, то другая компания вырывается вперед. Если AMD первой выпустила двухъядерные модели, то Intel принадлежит пальма первенства в поставках четырехъядерных процессоров. С одной стороны, это хорошо — покупатель получает за свои деньги в разы более производительную систему, чем два-три года назад.
С другой стороны, резкое ускорение привело к сокращению жизненного цикла серверных платформ, что вызывает неудобства у корпоративных пользователей и у пользователей, планирующих долгосрочные проекты. Далеко не все поставщики техники могут позволить себе одновременно поддерживать несколько поколений изделий.

Кроме того, у ускоренного вывода продуктов на рынок есть еще одно неприятное следствие. В связи с сокращением сроков тестирования и вывода на рынок, потребителям достаются несколько более «сырые» продукты, в которых присутствуют мелкие недоработки. Например, старт технологии SAS был вовсе не таким безоблачным, каким планировался в пресс-релизах. Конечно, лидеры сегодняшнего серверного рынка обладают необходимыми ресурсами для того, чтобы устранить указанные недостатки, а вот покупателям традиционных «конструкторов» приходится несколько более туго. В результате, прямым следствием обострившейся конкурентной борьбы между Intel и AMD стала усиленная конкуренция между поставщиками серверных решений.

CNews: Какие тенденции вы можете выделить на российском серверном рынке?

Видеоролик 2 Олег Изумрудов: В настоящее время на российском серверном рынке происходит изменение конъюнктуры в среднем и верхнем ценовых сегментах. Это вызвано следующими факторами. Во-первых, стали заметно активнее западные компании, такие как IBM или HP. Немного хуже, наверное, чувствует себя Fujitsu Siemens, которая долгое время была достаточно активным игроком. Также активизировалась, но не столь заметно, компания Sun. Dell начал энергично играть на своем традиционном поле — в нижнем ценовом сегменте, неожиданно активизировав продажи осенью прошлого года. Это повлекло за собой перераспределение сил на рынке в сторону этого бренда, а не традиционных российских локальных сборщиков.

Какие общие тенденции можно выделить, исходя из вышесказанного? Маленькие локальные игроки, канальные сборщики, использующие продукты от Intel, Supermicro, будут чувствовать себя все хуже и хуже. Это заметно по схлопыванию канала. Компании, которые не могут обеспечить различие в технологическом плане, могут бороться только ценой. И мы прекрасно знаем, чем заканчиваются все демпинговые войны. Маржа будет все меньше, так как нашим рынком заинтересовались и крупные западные игроки, и крупные российские сборщики, предлагающие более эффективные решения по привлекательным ценам. Понятно, что у канальных игроков очень маленький задел в игре с маржой — часть ее они отдают строителю канала — вендору платформ, часть дистрибутору, и зачастую — еще и реселлеру, если компания небольшая. Для крупных традиционных российских производителей ситуация несколько проще — мы уже находимся на позиции, когда можем предвидеть подобную ситуацию, и, соответственно, заранее на нее среагировать.

Аналогию здесь можно провести с рынком ноутбуков и тем, как он развивался в России в последние годы. Это была, по сути, квинтэссенция развития канального бизнеса в целом. Напомню, в 2003 году Intel выступил с инициативой мобильной открытой платформы. Многие компании поддержали эту программу. Через некоторое время аналогичные предложения сделала AMD. К чему это привело? За короткое время, 2003-2004 годы, количество локальных сборщиков и на российском, и на других рынках, стремительно выросло. Всего в  2004 году в России было представлено порядка 20-30 игроков. Все было замечательно, но традиционные производители, которые обладали собственной производственной базой — сначала крупные китайские, затем корейские компании — практически смели весь рынок. И уже к концу 2005 года от большинства прежних брендов остались одни воспоминания — выжили только сильнейшие игроки, давно здесь присутствовавшие  Даже такая компания как IRU, успешная с точки зрения восприятия пользователя, имевшая большие финансовые вложения в продвижение продукта, просто исчезла. Причина проста — крупные компании, такие как Acer, Samsung, представили свои модели low-end. При сопоставимой стоимости модели от всемирно известных брендов для рядового потребителя явно привлекательней. Соответственно, маржа уменьшилась, интерес к бизнесу на этом поле пропал, часть игроков ушла.

На серверном рынке тенденции схожи, хотя и существуют некоторые отличия. Схожесть проявляется, например, в методике вхождения в канал. Практически все канальные игроки используют платформу производства Intel, минимально отличаясь друг от друга — порой лишь наклейкой на продукте. И говорить здесь можно только о разнице в сервисе у конкретных производителей, разнице в поддержке, но никак не о технологических различиях. Через некоторое время ценовое предложение мировых брендов и их системный подход к сопровождению своей продукции внесет большую смуту в настроения потребителей. Понятно, что при прочих равных условиях выбор будет сделан в пользу более крупного и более известного бренда. Поэтому мы и говорим о том, что у небольших компаний будущее не слишком безоблачное.

В этой ситуации мы сделали ставку на продукцию собственного, уникального дизайна, позволяющего на равных конкурировать по техническим возможностям платформ с продукцией А-брендов. Это, с одной стороны, усложняет нашу задачу (поскольку требует затрат на дизайн и сопровождение моделей), а с другой, позволяет уверенно себя чувствовать в условиях жесточайшей конкуренции на серверном рынке.

CNews: Как поделен российский рынок серверов сегодня? Какая доля приходится на российских производителей серверов, и какая — на западные?

Видеоролик 3 Олег Изумрудов: Если мы говорим про рынок high-end, то здесь прерогатива практически полностью у мировых лидеров. Российские производители в этом классе практически не представлены. Это связано с целым комплексом причин: сложность разработки таких систем, высокая стоимость всего цикла их производства и поддержки. Персонал, занимающийся обслуживанием такого оборудования, себестоимость продукции, эффективность так называемого ROI — Return of Investment — все это требует вложений достаточно большого масштаба. Мировому бренду заметно проще окупить вложения такого уровня, чем российской компании: можно позволить себе проектирование и производство техники high-end. Им проще продать такую технику, поскольку рынок сбыта для нее у западных компаний гораздо шире, чем у российских. Разница в финансовых и маркетинговых возможностях западных компаний позволяет им, по сути, формировать рынок сбыта для своих hi-end моделей. Российским компаниям приходится следовать в фарватере спроса в силу меньшего масштаба. Таким образом, законодателем мод в hi-end-области российским компаниям в обозримом будущем не стать.

Мы предлагаем топовые решения на базе 16, а теперь уже и 32 ядерных систем — крупные HPC-системы. Что касается моделей среднего ценового диапазона, то здесь ситуация интереснее. Здесь крупные бренды играют примерно по таким же правилам, что и локальные производители. В целом, по нашему мнению, наблюдается небольшой перевес в сторону западных компаний. Он обусловлен тем, что крупные заказчики обычно имеют так называемые корпоративные стандарты в сфере ИТ. И если в качестве такого стандарта выбран западный бренд, то у российского производителя практически нет шансов вытеснить его. В результате крупные западные вендоры работают с крупными российскими компаниями-потребителями, оставляя отечественным производителям менее прибыльный и менее масштабный рынок средних и мелких компаний. С другой стороны, все большие компании a priori более консервативны, и следовательно менее динамичны в плане ответа на моментальные запросы потребителей. Таким образом, у локальных российских компаний остается поле для маневра, для предложения уникального продукта и сервиса.

Если же говорить о базовых моделях, то здесь ситуация другая, потому что большие компании предоставляют, как правило, стандартный набор как компонентов, так и решений, предоставляют на них достаточно привлекательные условия для заказчиков. Но при изменении этих  конфигураций цена уже является определяющим фактором. И здесь появляется поле для маневра у российских компаний.

Поэтому, если мы говорим о секторе мелких и средних потребителей, то здесь российские компании чувствуют себя значительно уверенней. На открытых тендерах этого уровня они часто побеждают, поскольку готовы предоставить необходимую заказчику поддержку, более гибки в отношении сроков и условий поставки, их не пугают нестандартные требования по конфигурациям систем. Последнее — заметная трудность для западных компаний. Чем крупнее производитель серверов, да и любая компания, тем менее гибкая у него политика. И когда у клиента появляются специфичные требования, западные вендоры не могут быстро изменить свои продукты или предоставить нестандартные сервисы. Шансов у российских компаний здесь больше, и они активно этим пользуются. Кроме того, в данном сегменте очень важен сервис. Большая компания может предложить интересные решения по сервису только по своим стандартам, и эти стандарты должны у нее совпадать в любой точке мира, куда заказчик может обратиться. Но, в случае предоставления уникальных услуг по сервису, компании такого уровня обычно не могут отступиться от своих собственных внутренних стандартов. Альтернативному поставщику зачастую проще предложить именно то, что нужно. Таким образом, одним из реальных конкурентных преимуществ мелких российских производителей является более быстрая реакция на потребности клиента, возможность уделять каждому покупателю больше времени, внимания, сил, возможность предоставлять более специфические условия сервиса. Собственно, это та ниша, которая не дает полностью исчезнуть небольшим компаниям "шаговой доступности"

Специфическая ситуация сложилась в области госзаказов. С одной стороны, во всех открытых государственных тендерах в основном участвуют именно западные компании и их партнеры — это масштабные, интересные для них поставки с прогнозируемым графиком. С другой стороны, западные компании a priori не могут получить доступа в некоторые учреждения или проекты (особенно если они связаны с различными категориями секретности). И здесь для российских компаний открывается широкий простор для деятельности. Если кратко резюмировать, то по количеству клиентов перевес на стороне российских компаний. В денежном же выражении выигрывают западные производители.

CNews: Как вы считаете, удалось ли Dell захватить значительную часть отечественного рынка?

Видеоролик 4 Олег Изумрудов: У Dell было три попытки покорить российский рынок. Первая имела место в середине 90-ых годов. Они зашли через крупную компанию и через интегратора. Во второй раз они зашли через компонентных дистрибьюторов — на рубеже 2003-2004 гг. Надо признать, что это нестандартная практика для Dell. Ранее практиковалась модель прямых продаж, которую Майкл Делл успешно разработал и внедрил на старте при создании своей компании в США. Далее эта технология была благополучно клонирована и перенесена на другие рынки.

В России ситуация обратная: из-за непрозрачности таможни и логистических маршрутов Dell вынуждена была прибегнуть к классической схеме. Поэтому именно в России Dell действует через дистрибьюторов. В то же время Dell пошла в ритейл с такой продукцией, как десктопы, и активно начала вытеснять российских сборщиков. На серверном рынке Dell активизировалась осенью прошлого года, когда происходила смена платформ Intel — старые уступали место новым производительным системам на базе процессора Woodcrest. Dell произвел в России успешную показательную акцию по распродаже стоков с непобедимыми для других игроков рынка ценами. Тот период был очень интересен для компании Dell, потому что именно тогда она впервые выходила на рынок с решением на базе AMD.  До этого Dell заявляла, что она навсегда вместе с Intel.

Если мы  до 2006 практически не рассматривали Dell в качестве конкурента, то в конце 2006 — начале 2007 гг. все изменилось. Пока ее доля рынка относительно других крупных игроков невелика, но, тем не менее, Dell по данным IDC, входит в пятерку по продажам серверов стандартной архитектуры. И это существенный результат.

CNews: Как изменится, по вашим ожиданиям, ситуация в дальнейшем?

Видеоролик 5 Олег Изумрудов: Возвращаясь здесь к вашему вопросу о тенденциях, отмечу также следующие изменения, которых стоит ожидать. Доля рынка игроков, использующих традиционные канальные продукты, будет сокращаться как в пользу западных игроков, так и в пользу компаний, предлагающих региональные технические решения. Что я здесь имею в виду? Выиграют те производители, которые предложат уникальные технические решения, отсутствующие в канале, уникальные сервисные планы. Только они смогут конкурировать с капитализацией и технологической мощью больших корпораций. И, разумеется, они будут всегда востребованы и желанны для заказчика с нестандартными пожеланиями, с нестандартными спецификациями. Такие серверы смогут конкурировать не только ценой, но за счет предоставления технической альтернативы; к тому же существуют более оригинальные решения, кастомизированные под потребности клиента.

Поэтому, в целом, здесь ситуация будет развиваться как и везде: консолидация усилиться, крупные компании будут забирать все большую долю рынка, но и нишевые игроки тоже укрепят свои позиции. А стандартных, однотипных предложений на рынке будет меньше. Будет меньше таких вещей, к которым мы привыкли, когда продукт из канала отличается только этикеткой, и заказчик выбирает только по цене, либо по доступности.

CNews: Каковы показатели вашего роста по итогам года?

Видеоролик 6 Олег Изумрудов: Конечно, всегда приятно расти с нуля. По отчетам ITResearch, мы шестые на рынке с учетом иностранных брендов и вторые, если отбросить крупных западных игроков, оставив только российских производителей. При этом надо учитывать существенный факт — ведь мы, в отличие от своих именитых конкурентов, достаточно молодая компания. Кстати сказать, отчетность некоторых компаний о проданном количестве серверов в аналитических отчетах частенько заставляет вспоминать "конгресс футурологов". Согласитесь, для компании, которая существует всего два года, это вполне достойное достижение. И, разумеется, мы не планируем снижать темпы.

Причина нашего роста довольно проста и тривиальна. Когда компания выходила на рынок, мы делали ставку на альтернативного поставщика решений — на тот момент именно компания AMD предлагала лучшие по производительности решения. Разумеется, мы выросли вместе с  рыночной долей компании AMD, в то время, как все традиционные игроки достаточно долгое время были привязаны к своему основному вендору и быстро перекинуться на другого без хорошей технической экспертизы, без того, чтобы испортить отношения с прежним партнером,  не могли. Да и мало кто мог поверить, что ситуация так изменится. Серверный рынок достаточно консервативен, и предугадать появление достойной альтернативы было сложно. Нам, в том числе, было сложно, когда мы убеждали своих заказчиков, что решения на базе архитектуры AMD интересны.

Сейчас ситуация опять несколько изменилась. Все крупные игроки предлагают решения на базе продукции AMD, и тут опомнился от спячки Intel, представив в конце прошлого года новое поколение как чипсетов, так и процессоров, показывающих производительность, большую по сравнению не только со старым поколением от Intel, но и с текущим поколением от AMD. В результате происходит очередной передел рынка одно- и двухпроцессорных систем. Но к любому развитию событий мы готовы, поскольку имеем решения на базе обоих производителей.

CNews: В каких регионах вы оказываете сервисную поддержку сегодня?

Видеоролик 7 Олег Изумрудов: Во всех, потому что мы просто обязаны это делать, у нас долгосрочные контракты и от нас требуется, чтобы мы обеспечили во всех 89 российских федеральных субъектах сервисную поддержку. Всего у нас более 300 сервисных центров.

У нас есть, в том числе, индивидуальные сервисные планы, когда требуется учитывать специфические требования заказчиков. Тех, с которыми мы ведем долговременные проекты, связанные с разработкой программного обеспечения и со специфическими гарантийными планами. Мы представляем им расширенный комплекс поддержки для всех  региональных отделений, для централизованной системы обмена продукции вышедшей из строя, или с подозрением на это, для обеспечения спокойствия и уверенности в качестве и надежности нашей продукции.

CNews: Какие отрасли, на ваш взгляд, сегодня наиболее заинтересованы в серверах? Можно ли выделить ключевых потребителей?

Видеоролик 8 Олег Изумрудов: Могу сказать определенно — практически все! Для примера — телекоммуникационный сектор, который бурно развивается, поэтому эта отрасль для нас весьма интересна. Впрочем, не только для нас: конкуренты, особенно западные компании, тоже оценили телеком. В 90-ых годах мобильный телефон являлся признаком удачи, богатства, символом достатка и пр. Сейчас все изменилось, даже трудно представить себе школьника первого класса без мобильника. За этим  стоит достаточно большой back-end: сотовые операторы, системы биллинга, мобильный контент. Соответственно, нужны специальные решения — на каждой точке распределения трафика, и значит, везде востребованы серверы. Под эти телекоммуникационные нужды наша компания разработала специальные модели, которые интересны многим потребителям. Такие серверы «заточены» под их устоявшуюся инфраструктуру. Например, у нас есть модель Hyperion RS110, одной из особенностей которой является небольшая глубина, менее 600 мм — это стандартная глубина для телекоммуникационных стоек. Продукт достаточно успешный — мы нашли понимание со стороны рынков, где он востребован.

Отмечу также, что сегодня быстро растет рынок, связанный с хранением данных. Интернет-каналы становятся шире, растет объем передаваемых данных. Практически везде есть широкополосный доступ. Поэтому если в советское время была фраза про архивы "Контора пишет", то теперь актуальна "Контора хранит". Соответственно, растет спрос на системы хранения данных, мы считаем это направление очень перспективным и предлагаем, в том числе, такой продукт как storage server.

Иногда новые рынки открываются в связи с изменениями законодательства. Например, до введения ОСАГО объемы данных, хранимые страховыми компаниями, были весьма малы, и им хватало серверов начального уровня. После введения ОСАГО страховщики стали лидерами по потреблению серверов из-за безумного количества данных, которые они вынуждены хранить и обрабатывать, ведь количество их клиентов приблизилось к количеству населения страны. Аналогичная ситуация связана с введением системы ЕГАИС — соответствующее программное обеспечение стало очень востребовано, а ведь систему надо было на чем-то устанавливать, она требовалась в каждом регионе. Так появился еще один рынок.

Исторически активными потребителями серверов являются интернет-провайдеры — те, кто наиболее заинтересованы в серверах начального уровня и специальных машинах. Достаточно большое количество потребителей заинтересовано в серверах под базы данных — все предприятия пользуются такими системами, как "1С" или "Парус", например. Это отрасль корпоративных систем, и отмечу, что под все программные продукты, от "1С" до SAP, мы поставляем серверы. Каждая компания должна иметь  решения для  ведения бухгалтерского учета. Практически все современные компании различных сфер деятельности используют ERP, CRM-системы — а это достаточно большой и развивающийся рынок. Поэтому наша продукция востребована всеми. Также заинтересованы в серверах различные интернет-проекты, системы обеспечения безопасности.

Традиционные клиенты производителей вычислительной техники — научные институты, им поставляются наиболее интересные с технической точки зрения многопроцессорные системы, кластеры. Мы, например, поставляли оборудование в МГУ, в Казанский и Пермский госуниверситеты. На этих кластерах сегодня ведется научно-исследовательская деятельность, что не может не радовать.

CNews: Сегодня многие аналитики  говорят о технологиях виртуализации — каково ваше отношение к этому явлению? Отмечаете ли вы интерес своих клиентов к данной технологии? Чего она позволяет достичь?

Видеоролик 9 Олег Изумрудов: Да, сегодня модно об этом говорить — но никто не объясняет, почему именно. Ответ здесь следующий. Технологии виртуализации не только позволяют запускать достаточно большое количество гостевых операционных систем на одном и том же оборудовании, что само по себе интересно. Но главное — появляется возможность запускать устаревшее ПО на современном аппаратном обеспечении. Это одно из самых важных достижений, поскольку скорость разработки оборудования, и соответственно, его замена намного опережает скорость разработки качественного и сложного программного обеспечения. И самое главное, жизненный цикл программного продукта в несколько раз дольше, чем жизненный цикл платформы.

Кто заинтересован в применении технологий виртуализации? Те, кто используют устоявшиеся, удобные в работе большие коммерческие пакеты программного обеспечения. Например, телевизионщики, которые не могут каждые полгода менять полностью программный продукт и находить в нем новые "глюки". Но аппаратное обеспечение за несколько лет может претерпеть тотальную амортизацию, т.е., практически, оно сработано на износ, необходима его замена.  Очень часто и мы, и наши интеграторы сталкиваемся с такими проблемами, когда невозможно запустить устаревшее программное обеспечение, на современных системах. Технология виртуализации позволяет эмулировать другую аппаратную платформу с увеличением производительности на ней.

Также в качестве примера можно привести такую отрасль, как медицина. Здесь скорость разработки ПО отстает от средней по другим отраслям в десятки раз в связи с высокой ответственностью приложений в этой области. И зачастую программные продукты, которые нужны для обеспечения работы медучреждений, написаны не просто на устаревшем программном коде, но под устаревшие операционные системы, которые ныне уже безвозвратно покинули столь переменчивый мир обычных компьютеров.

Также в виртуализации заинтересованы компании, которым необходимо одновременно запускать большое количество различных приложений. Мое отношение к технологиям виртуализации следующее: это одно из самых интересных направлений, которое сейчас существует. Связано это еще с тем, у Intel изменилась маркетинговая политика. Раньше заказчик покупал мегагерцы. Сейчас мы видим, что  тактовая частота процессоров уже несколько лет практически не растет. Производители процессоров нашли более эффективный способ — это не увеличение  тактовой частоты, а увеличение количества ядер на одном кристалле, что обеспечивает небольшому серверу производительность HPC-системы, ранее доступную только крупным компаниям. Но встает вопрос — как использовать это оборудование, как использовать один кристалл с большим количеством ядер? С помощью технологии виртуализации мы можем запустить без существенной потери производительности много операционных систем, и разнообразное программное обеспечение.

Для чего зачастую происходит апгрейд оборудования? В основном для увеличения производительности. В некоторых случаях увеличение производительности неактуально — если используется устоявшийся программный продукт, либо если увеличение производительности не влечет за собой повышение качества. Однако иногда без апгрейда нельзя — программный продукт может теоретически жить вечно, но вот аппаратное обеспечение под него устаревает и морально, и физически. Его приходится менять, и часто бывает, что на новом аппаратном обеспечении старая программная платформа просто неработоспособна. Для решения этой проблемы технологии виртуализации жизненно необходимы и, собственно, были разработаны.

CNews: Как вы оцениваете итоги деятельности  за прошлый год? Каковы  показатели роста?

Видеоролик 10 Олег Изумрудов: Наш рынок делится на две составляющие. Во-первых, работа с заказчиками по стандартному модельному ряду, это целиком связано с коммерческим рынком, где отмечается «ленивый», правильный рост. И во-вторых, работа со специальными  заказчиками где мы делаем одну модель в больших тиражах. Что это значит? У нас сейчас идет процесс по сборке,  в три смены работает производство.  За этот месяц мы, таким образом, сделаем два годовых объема. В итоге, как ответить на этот вопрос? С точки зрения цифр все красиво, даже подозрительно.

Если средний рост российского серверного сегмента ИТ-рынка составляет приблизительно 23-25% в год, что, кстати, опережает мировые темпы более, чем в два раза, то мы растем быстрее рынка. Ввиду того, что начали мы относительно недавно, наш рост составляет порядка 100% в год, и мы хотели бы его сохранить. На рынке мы занимаем достаточно агрессивную позицию: мы готовы соревноваться с нашими конкурентами — как техническими возможностями нашей продукции, так и своей ценовой политикой.

Если переходить к конкретным числам, то наши мощности в данный момент позволяют производить до 20 тыс серверных систем в год, и при необходимости мы можем их расширить. В 2006 году мы отгрузили заказчикам порядка 6 200 серверов, на 2007 год планируем отгрузить около 9 тыс. систем. В результате, по итогам 2006 года компания вышла на шестое место на серверном рынке СНГ с долей от общего объема рынка около 6%, согласно данным IT Research.

Если говорить о технологическом партнерстве с лидерами индустрии, то мы работаем с большинством всемирно известных вендоров: AMD, Intel, SilverStorm, Fujitsu, Hitachi GST, Adaptec, LSI Logic, Tandberg Data и другими производителями. Компания имеет статусы Novell Solution Provider & Technology Partner, AMD Solution Provider Gold, и многими другими.

CNews: Какой стратегии продвижения ваших продуктов вы планируете придерживаться? Каковы ваши планы на будущее?

Олег Изумрудов: В первую очередь, мы бы и дальше хотели отличаться от наших конкурентов технологичностью ведения бизнеса, нестандартными решениями, сервисным обслуживанием. Мы бы хотели расширить свое присутствие на коммерческом рынке, обойти по продажам традиционных западных производителей. Непросто, но я надеюсь, что с теми решениями, которые у нас есть, мы на это способны.

Планы — разумеется, наполеоновские! В течение 2007 года мы выведем на рынок новое поколение серверных систем. Будем продолжать активно расти в регионах. Планируется увеличить рыночную долю до 7,5% уже к концу этого года. Будем усиливать свое онлайн-присутствие, увеличивать долю продаж через e-shop. Мы хотим, как минимум, достичь паритета с ведущими российскими компаниями, а затем вырваться вперед в этом сегменте. Достигать этого будем, в первую очередь, за счет технически грамотных решений, в том числе отличающихся от "общепринятых" на рынке. Мы будем тщательно отслеживать динамику рынка и пожелания клиентов, при этом ценовая политика нашей компании будет либеральной и рациональной. Мы надеемся, что такая позиция принесет нам вполне заслуженное лидерство на российском рынке.

CNews: Спасибо!

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS